|

Замок Ольденбургских, или немного о памятниках архитектуры

   Иногда мы занимаемся реставрацией. С одной стороны, это наш побочный вид деятельности, и пусть он им и останется. С другой стороны, помощь в восстановлении памятников архитектуры – одно из самых благородных и увлекательных занятий, в каком может участвовать столярный цех.

   Как бы то ни было, в течение нескольких лет нам довелось работать на одном из знаковых памятников архитектуры Воронежской области – Замке семьи Ольденбургских в Рамони. Не то чтобы нам достался основной объем работ, но обе лестницы и дощатый потолок Свитского корпуса, часть окон первого этажа, окна подвала и «башни со шпилем», а также несколько дверей первого этажа Замка – наша работа.

замок ольденбургских.jpg

Замок Ольденбургских - главный корпус 


Немного истории

   В 1879 г. имение в Рамони было подарено принцессе Евгении Ольденбургской Александром II в награду за её заслуги в ходе Русско-турецкой войны на Балканах. Принцесса организовала работу сестер милосердия, обеспечила снабжение госпиталей всем необходимым, жертвовала огромные суммы для организации помощи раненым.

   В подарок входили: собственно имение, сахарный завод, 8 тыс. га пашни и девственные леса. Подарок, как сейчас говорят, «зашел». Будучи страстной охотницей, принцесса практически поселилась в Рамони, лишь на пару месяцев в году отлучаясь в столицу. Много времени и сил занимал и сахарный завод. За первые пять лет принцесса добилась повышения его производительности в 500 раз.

   В результате, до строительства дворца руки дошли только в 1883-1887 гг.

открытка с замком Ольденбургских.jpg

Старинная открытка с изображением замка


   Замок принцессы Ольденбургской построен в популярном в то время стиле неоготики: стены из красного кирпича, узкие окна с характерной аркой, белоснежные зубцы.

   После Октябрьской революции принцесса была вынуждена бежать в Данию, а затем в Канаду. Имение же благополучно разорил управляющий по фамилии Кох.

   За 70 лет Советской власти в замке в разное время успели разместить: казармы, больницу, администрацию сахарного завода, библиотеку, пионерские кружки и музыкальную школу. Тем не менее, за все время своего существования замок не ремонтировался ни разу.

Попытки реставрации

   Реставрационные работы в нем начались проводить с конца 1970-х. И прямо скажем, не самым удачным образом. За эти годы несколько попыток реставрации заглохли, попутно разорив не одну строительную фирму. А мы лично слышали от старожилов легенду о том, что на замке проклятие, наложенное некой цыганкой – мол, фамильное гнездо Ольденбургских никогда не будет восстановлено.

   В качестве субподрядчиков ООО «СТЕПС» и перефразируя расхожую шутку, можем заверить – в каждой легенде есть доля легенды. Скажем так, помимо всех сложностей и недостатков большой и сравнительно дорогой стройки в России (а реставрационные работы, в силу своей специфики - всегда проекты недешевые), было много нюансов, сильно портивших жизнь все участникам работ. Сложные согласования по любой мелочи, нарушенная исключительно по политическим соображениям правильная последовательность работ, какие-то внезапные проблемы на ровном месте… В общем, было непросто.

   Если что и компенсировало потраченные нервы, так это возможность поработать на столь интересном объекте.

Старое и новое

   Реставрация и копирование столярных изделий прошлых лет вообще позволяют узнать многое. Интересно наблюдать отличие старинной столярки от современных изделий. Какие-то вещи кажутся странными и даже совершенно неприемлемыми для современного заказчика, а какие-то вызывают восхищение.

   Если брать замок – очень странно видеть крайнюю неразборчивость в выборе материала на двери и элементы лестниц. Склеить филенку двери из дуба, ольхи и чего-то косточкового (возможно, вишни) дерева – сейчас было бы полнейшей дикостью. Что называется, «я тебя слепила из того, что было». Да, под слоем краски глаз не режет, но все равно очень странно. Также сомневаемся, что современный заказчик оценил бы дверные штапики, прибитые на гвозди с большой шляпкой. Да и в целом, очень многие вещи изготовлены крупнее и грубее, чем принято в настоящее время для дорогих столярных изделий.

 

газета.jpg

Находки в старинном здании бывают ну совсем неожиданными...


   Зато радует основательный подход. Все сделано на века, каждое соединение – обязательно шиповое, причем чаще это не прямой шип, а классический «ласточкин хвост». Материал, пусть и разношерстный, не экономили. Не так часто можно встретить дубовый подоконник толщиной 60 мм или оконную коробку из бруса 120х120.

   И раз уж упомянули окна…

Реставрация окон 1-го этажа

   Самая интересная работа у нас была с окнами первого этажа. Стояла задача заменить 6 больших окон. Если что-то можно было отреставрировать - это нужно было отреставрировать. Если что-то восстановлению не подлежит – необходимо было изготовить точные копии.

   Осмотр показал, что больше половины створок сохранилось очень даже неплохо. Особенно учитывая их более чем столетний возраст. Несколько створок «повело», и плотно они не закрывались. Многие створки были частично повреждены (механические повреждения во время эксплуатации, а также повреждения дерева в результате инсоляции). И буквально 5-6 створок восстановлению уже не подлежали. Фрамуги, за исключением одной, подлежали «реанимации». А вот коробки почили с миром и рассыпались в труху.

   Демонтаж был веселым. Собственно, именно при демонтаже мы обнаружили, что торчащие из стены буквально на пару сантиметров коробки – на самом деле из бруса 120х120. Окна ставились в проем с зазором буквально сантиметр-полтора на сторону, расклинивались деревянными клинами, и через стальные кронштейны (толщиной миллиметра 3) дополнительно фиксировались в кирпичной стене 20-сантиметровыми зазубренными костылями. После этого монтажный шов заполнялся верблюжьей шерстью. Откосы (шириной под метр, между прочим) – отдельная песня. В кирпичную стену вбивались уже знакомые нам костыли, а потом между ними (и между костылями, держащими окно) густо натягивалась стальная проволока сечением около 2-2,5 мм. И только после этого накладывалась штукатурка. 

Устройство оконного проема. Видны и костыли, и проволока.




костыли для монтажа окон.jpg

Костыли для монтажа окон. 

Чтобы они лучше держались в кирпичной стене, их часто делали зазубренными по типу гарпуна.


подкладушки под петли.jpg


Бумажные подкладки под карточные петли. Некоторые вещи не меняются из века в век.

   Все демонтированные окна доставили в цех для детального разбора. Поскольку не подлежащих восстановлению деталей было в избытке, мы распилили их, чтобы было удобнее оцифровать профиля и заказать по ним нужные фрезы (способ варварский, но в нашем случае приемлемый).

   Изучение профилей позволило подметить один интересный момент. В замке очень много столярных изделий, а все профиля достаточно мощные (сечение оконной створки – 80х80, двери толщиной 60 мм, ширина наличников 140 мм при толщине 40, и т.д). Но несмотря на разнообразные и сложные на первый взгляд декоративные профиля - все они сделаны небольшим набором фрез, но в разных сочетаниях. Например, профиль оконной коробки, с небольшим смещением, фигурирует на створках. Его же в комбинации с другой фрезой можно обнаружить на дверных наличниках. Горбыльки окон фрезеруются аналогично плинтусам. В общем, богатство и красота – а профиля бесспорно выверенные и откровенно красивые - достигается минимумом выразительных средств.

   В общем, профили мы оцифровали, заявку составили. и заказали все необходимые фрезы. А пока они изготавливались, занялись собственно реставрацией.

реставрационные работы.jpg

В цеху разбираем окна на составляющие, и начинаем работу...


   Реставрация окон – дело хлопотное. Кое-где можно было обойтись обычной шпатлевкой по дереву, но большинство окон пришлось лечить капитально. Заменяли поврежденные сегменты переплетов, ставили «заплатки» с подбором фактуры, в ряде случаев на плоскость приходилось наклеивать ламель толщиной 5-6 мм и заново фрезеровать.

   Отдельный пункт – это фурнитура. Латунные петли даже в те времена не делали полностью из латуни – обычная стальная петля в латунной «рубашке». Соответственно, все они проржавели насквозь и восстановлению не подлежали. К счастью, сейчас есть немало контор, занимающихся аналогичными «историческими» петлями, в одну из которых мы и обратились. Запорная фурнитура представляла из себя поворотные шпингалеты – эспаньолетты. Некоторые из них сохранились, и мы даже смоги их привести в рабочее состояние. Остальные изготавливались по образцу на заказ.

фурнитура.jpg

Сохранившаяся фурнитура на старых створках


ручка эспаньолетты.jpg

Новая фурнитура, изготовленная по образцу

 

   Самая интересная находка при реставрации створок – это фурнитура фрамуг. К сожалению, сохранилась они лишь частично. Система блочных колес из латуни: одна часть на створке, вторая на самой фрамуге. Судя по петлям, открывались только внутренние (зимние) створки фрамуг. Но как?

   В одной из старинных книжек, посвященных столярным и плотницким работам, мы накопали упоминание об этой фурнитуре. Судя по описанию, это была некая система блоков и противовесов, которая позволяла, потянув за цепочку, открыть фрамугу. Прилагалась даже иллюстрация, но, к сожалению, недостаточная для понимания работы механизма.

   Так что фурнитуру фрамуг мы восстановить не смогли, и с позволения надзорных органов поставили фрамуги так, как они стояли с советских времен – на 2 толстых самореза. Досадно, но что делать?


элемент странной фурнитуры 2.jpg

Элемент фурнитуры фрамуги 


элемент странной фурнитуры-1.jpg

Элемент фурнитуры фрамуги 


   При изготовлении створок с нуля воспроизводили не только профили, но и соединения. Например, чудесную врезку горбыльков в фрамугах с готической аркой. Исключение составили только коробки, собранные на огромный двойной ласточкин хвост. Поскольку этот узел все равно уходит под штукатурку, нам официально разрешили использовать любое привычное соединение.

   Еще одна интересная особенность окон – остекление без использования штапиков. Стекла держались на твердой, словно камень, замазке серого цвета. В то время такой способ установки стекол был нормой, но лично мы со столь древними окнами столкнулись впервые.

   Генподрядчиком было позволено использовать штапик утвержденного профиля, но мы (к сожалению) решили все-таки попробовать изготовить замазку самостоятельно, тем более под рукой была книга 1904 года с необходимым рецептом: толченый мел, льняное масло и колер.

   Не получилось. Стекла замазка держала замечательно, но через год совершенно побелела. Повторно экспериментировать не стали и заменили ее на штапик.

врезка горбылька в раму фрамуги.jpg

Соединение горбыльки и оконной рамы

Окна башни

   В самой высокой башне замка, башне со шпилем, ровно 27 окон. 16 из них – крошечные, всего полметра высотой, арочные окна-бойницы под самой крышей. Они практически не сохранились. В полусгнившие коробки были вставлены куски стекла и фанеры. По следам на коробках было установлено, что каждое из этих крошечных окон еще и открывалось. Зачем (точнее, зачем – все), неясно. Для проветривания хватило бы и пары открывающихся створок.

   Также много вопросов вызвала запирающая фурнитура. Судя по всему, на них был какой-то замок, но что с ручками? Любая, даже самая маленькая современная оконная ручка на этих створках смотрелась бы непропорционально большой. Мы склонялись к выводу, что использовалось что-то вроде ручки-ключа. Тем более, на остатках одной из створок было видно отверстие, подходящее для квадрата ручки, но следы от саморезов не читались. Тем не менее, утвержден был вариант с небольшим накладным шпингалетом и оконной ручкой-кнопкой из латуни.

вид с крыши замка.jpg

Вид с крыши замка. Туристам он будет недоступен.


И - вид с самой высокой точки - смотровой площадки башни со шпилем.


табличка.jpg

Небольшой привет из прошлого, найденный в башне со шпилем.


окно башня.jpg

Крошечные сворки окон под крышу


Про уплотнитель и покраску.

   Любое современное окно имеет как минимум один, но обычно два контура уплотнителя. Во времена принцессы Ольденбургской полимеры еще не нашли столь широкого применения, и плотность притвора окон обеспечивалась особой конструкцией створочного профиля – две створки запирались одновременно и плотно примыкали друг к другу. Разумеется, зимой створки заклеивались и утеплялись.

   В нашем случае историчность была поставлена над практичностью, и на чужеродный уплотнитель было наложено табу. К сожалению, и притвор старые, и как ни крути, серьезно деформированные створки (деформация и коробление створок, увы, не лечится) – обеспечить не смогли. Так что сквозняки по дворцу гуляют нехилые.

   Что до покраски… общая цветовая гамма утверждена в проектной документации. Но то общая. У нас была задача покрасить и потемневшие от времени столетние створки, и новые детали окон так, чтобы они выглядели одинаково.

   С этой задачей неплохо справился финский Teknos, но лучший выкрас мы получили с помощью NEOMID 435. На новой доске дуба он дает цвет, почти на 100% имитирующий потемневший, старый дуб. Именно его мы использовали при реставрации дощатой двери, ныне ведущей в комнату охраны. Часть досок двери старая, и покрыта только прозрачным лаком. А часть досок мы меняли, и красили их неомидом с последующим нанесением лака. Если не всматриваться, разница практически не видна.

новые окна в замок 1.jpg

Новые окна на фасаде замка


Итак…

   Вот, собственно, и все. Хотелось бы дать какой-то общий глубокомысленный вывод, но эта статья - всего лишь рассказ о выполненной работе. Замерили, изготовили, поставили. Мы не претендуем на звание великих реставраторов, но если эта информация будет кому-то интересна или полезна – значит, писали не зря.



Назад к списку

 
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений