|

Свирский Николай Федорович: поставщик Его Императорского Величества
Свирский Николай Федорович: поставщик Его Императорского Величества

   Свирский Николай Федорович (род. 1851 г., ум. после 1915 г.) — фабрикант, производитель мебели, столярных изделий, экипажей, мозаичного и резного декора и т.п. Конечно, интересен тот факт, что Свирский был урожденным дворянином, и мы не знаем, какие обстоятельства заставили его заняться столь экзотичным для высшего сословия делом. 

   Тем не менее, в 1880 г. он основал фабрику, на которой, правда, трудилась всего одна работница, которая создавала небольшие работы из мозаики. Источники умалчивают, какие материалы использовались, но, исходя из «общего профиля работ», скорее всего речь шла о маркетри́. Как бы то ни было, дела шли неплохо, и уже в 1882 г. работы фабрики Свирского были замечены знатоками на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве. Критики тогда писали, что именно Свирскому из Петербурга следует отдать первенство в мозаике, но жюри наградило его «всего лишь» бронзовой медалью. 


свирский мебель.jpg

Гарнитур. Фабрика Свирского, 1891-1894 гг.


   В 1885 г. фабрикант получает золотую медаль «за отличное исполнение мебели в разных стилях и за замечательное усовершенствование деревянной мозаики в применении ее к мебельному производству» на Ремесленной выставке в Петербурге. Затем Свирский был награжден золотой медалью на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1886 г. А в 1887 г. — одну из наиболее желанных наград того времени: право на использование государственного герба и статус Поставщика двора Его Величества.

   Фабрикант был тесно знаком с архитектором Николаем Васильевичем Набоковым, которому довелось выполнять множество заказов для императорской семьи. Пара Набоков-Свирский сотрудничала долго и плодотворно. Так, Набоков выполнил эскизы для интерьеров Зимнего, Александровского дворцов, внутренней отделки императорской яхты «Полярная звезда», императорского поезда. А Свирский воплощал их в жизнь. 


свирский мебель 2.jpg

Салон, 2-е великокняжеское отделение императорского поезда.


свирский мебель 3.jpg

Вагон-столовая императорского поезда. 


   Конечно, не всегда все шло гладко — порой проекты заказчика не вдохновляли. Например, ниже на фото вы видите эскизы драпировок для гостиной (слева) и библиотеки (справа) датированные 1895 г. Оба выполнены Набоковым и представлены Императору фабрикантом со штемпелем «Поставщик двора Его Величества Н. Ф. Свирский. С. Петербург». И на обоих стоит виза монарха «НЕТ».


свирский мебель 4.png

свирский мебель 5.png

«Кабинет Ея Величества». Проект Н.В. Набокова.


   Разумеется, такое внимание императора не могло не поспособствовать лавине заказов, и до конца века фабрика работала устойчиво, а сам Свирский обрастал связями в высших чиновничьих и дворянских кругах. Например, фабрикант выполнял и заказы для П. П. фон Дервизов и А. Д. Шереметева, обустраивая и их дворцы. 

свирский мебель 6.png


   Однако интерес монаршей семьи, а вместе с ним и копирующего ее поведение богатого общества, постепенно угасает, поток заказов иссякает. Существуем мнение, что это связано с тем, что императрице Александре не нравились произведения дуэта, поскольку она предпочитала иной стиль — модерн. Например, над новыми интерьерами Александровского дворца в 1902 г. работал уже иной архитектор.

   В 1903 г. Свирской изготовил мебель для выставки «Современное искусство» художников группы «Мир искусства» по эскизам Александра Бенуа, Бакста, Головина, Коровина и Лансере. О представленной там столовой (фото ниже) писали. Князь Щербатов отмечал: "...Белая, чудесно-исполненная в мастерских очень известного в то время Свирского мебель новой формы была добротной, весьма архитектурной и благородной по линиям и стилю…». Сергей Дягилев: «…изысканно-простые, белые, издали напоминающие Макинтоша, буфеты…». А сам А. Н. Бенуа отмечал: «Можно было сделать упрек, что все эти стулья, туалетный столик, шифоньерка обладали слишком жидкими формами, они даже производили какое-то болезненное впечатление своею ломкостью». 


свирский мебель 7.jpg

   На выставку был приглашен и император, о чем Николай II записал в своем дневнике буквально следующее: «Приходится ехать на поганую выставку нового искусства». Разумеется, побывала там и немалая часть семьи монарха. И после высокого визита в обществе ходил анекдот. Дескать, одно из кресел действительно едва не сломалось, когда в него села Великая княгиня Мария Павловна, не отличавшаяся эльфийской хрупкостью. Якобы когда она встала, узкое и легкое кресло «встало» вместе с ней.

   XX век начинается…

   Но что бы ни было причиной, однако к 1905 году дела у Свирского (и Набокова) пошли из рук вон плохо, фабрика закрывается, а владелец уезжает из Санкт-Петербурга.

   6 марта 1906 года он подает императору прошение:

   «Не осудите меня за ту великую смелость, которую я позволяю себе, дерзая прибегнуть в Вашему милосердию: грустные обстоятельства последнего времени во всем фабрично-заводском мире, привели к окончательному разорению мое и без того расшатанное дело, и в настоящий момент оно должно неминуемо погибнуть, несмотря на мои отчаянные усилия спасти его, - на будущей неделе мое имущество назначено на продажу по претензиям мелких кредиторов. Мне теперь осталось одно последнее средство спасения, это прибегнуть к Вашему, Государь, милосердию. Мое дело может спасти небольшая сумма денег, а именно 35 тысяч рублей, которые дадут мне возможность удовлетворить кредиторов и тотчас же преобразовать мое дело в акционерное общество, устав которого уже утвержден Вашим Величеством 13-го ноября 1905 года. Мое мебельное дело основано мною 25 лет тому назад и все это время я, всеми силами, стремился к усовершенствованию этой отрасли промышленности, внеся в нее много новых элементов. Уже с 1887 года я удостоился чести стать поставщиком Двора вашего Величества; мои все работы, исполненные как для Высочайшего Двора, так и для Русского Флота хорошо известны и удостаивались неоднократного одобрения Вашего Величества; поэтому я и дерзаю умолять Вас, Государь, не дать погибнуть моему делу, разрешить отпустить мне просимую мною сумму, виде ссуды, каковую я буду иметь возможность возвратить в течение семилетнего периода.

      Вашего Императорского Величества верноподданный дворянин Николай Свирский.

   23 февраля 1906 г.»

   Однако монарх не был заинтересован в поддержке уже бывшего поставщика, но все же 9 марта 1906 г. (оцените скорость реакции) Министерство Двора направило письмо на имя главы Морского министерства А. Бирилева:

   «…Имея в виду, что заказов, собственно для надобностей Высочайшего Двора, Свирским почти не исполняется в последнее время и, что, насколько известно, он главным образом производит работы для Императорских яхт… Не признаете ли Вы возможным осуществления его ходатайства выдачею просимой им ссуды, из сумм вверенного Вам Министерства».

   Вице-адмирал, министр 9 апреля 1906 г. ответил: «…и для Морского Министерства никаких работ дворянином Свирским за последнее время не исполняется, и притом в смете Министерства не имеется кредита, из которого могла бы быть выдана просимая им ссуда».

   12 апреля министр Императорского двора Фредерикс поставил визу: «оставить прошение без последствий», отметив, что последние заказы для Зимнего дворца были выполнены еще в 1893-1894 гг…

   Спорный вопрос и исторический ответ

   В различных публикациях можно найти информацию о том, что первое упоминание фамилии фабриканта в дворцовых документах относится к 1896 г., хотя в 1887 г. он получил статус Поставщика.

   Так, Свирский все же создавал мебель для той самой Угловой гостиной императрицы, для которой несколько эскизов были забракованы в 1895 г. Его фабрика поставила несколько резных прямоугольных и круглых золоченых столиков со столешницами из белого мрамора. Создала киот для спальни княжон, роскошную мебель для Портретного зала (фото ниже).

свирский мебель 8.jpg

свирский мебель 9.jpg

Стул. Фабрика Свирского. 1896-1906 гг.


   В общем, несмотря на множество выполненных Свирским заказов, император не соизволил оказать хоть какую-нибудь помощь поставщику (кстати, и Набокову тоже). О судьбе Свирского после 1906 г. практически ничего неизвестно. Последнее упоминание о бывшем фабриканте относится к 1914 г.

   Князь Андронников в письме к Великому князю Николаю Николаевичу говорит о мошенничестве главы Военного министерства Сухомлинова. Сейчас бы сказали, что имел место распил казенных средств. Суть обвинений сводилась к следующему: якобы министр с помощью Свирского оформил заказы для армии на крупные суммы (миллионы!), часть которых осела в кошельках Сухомлинова и Свирского. Однако все военно-промышленное сообщество знало, что окончательно утвердить заказ мог только Великий князь Сергей Владимирович. И чтобы получить заветную визу, нужно было получить одобрение протеже князя М. Кшешинской.

   Есть сведения, что он вернулся в Петербург в 1913, где проживал по разным адресам в течение двух лет, но что с ним произошло после 2015 г., история умалчивает.




Назад к списку

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений