|

Краснодеревщик Дэвид Рёнтген: точность, роскошь и напор
Краснодеревщик Дэвид Рёнтген: точность, роскошь и напор
   Дэвид Рёнтген — один из самых узнаваемых европейских мастеров-краснодеревщиков XVIII в. Его работы предназначались для знати, и ею ценились, поэтому сейчас великолепные образцы мебельного искусства от Рёнтгена можно увидеть в самых престижных музеях мира, включая Эрмитаж, Лувр, Версаль и прочие дворцы царствовавших особ.  


 

Дэвид Рёнтген (1743-1807 гг)


   Но что это за мебель! Дорогие породы дерева, латунь и золото, великолепная мозаика-маркетри, статуэтки и медальоны, пожалуй, мало удивят знатоков рококо. Однако внутренняя автоматика может поразить даже современного техногика — пружины и рычаги, блоки, тросы, противовесы, грузы, рельсы… Как метко выразился один публицист, работы Рёнтгена — это «сложные технические устройства 18-го века, замаскированные под столы, механизмы, которые «сидят и ждут», когда кто-то придет и их активирует». Многие изделия исправно работают по сей день.

   Нажатием на медальоны или только владельцу и мастеру известные кнопки, поворотом ключа выдвигаются (порой по сложной траектории) многочисленные ящички самых разных форм и размеров, раскладываются столешницы, открываются дверцы… Но это не все. Ящики и боксы внезапно для наблюдателя уезжают вглубь, поднимаются из-под столешниц, выныривают вслед за другими из глубины, проваливаются вниз, открывая стенки… за которыми расположены ниши. Количество мест хранения просто поражает воображение.



Дамский столик 2.jpg


Дамский столик 3.jpg

Дамский столик. Дуб, шпон красного дерева, латунь, зеркало в бронзовой раме. Дэвид Рёнтген, 1786 г.

   Даже почти обычный, с первого взгляда столик легким движением руки… превращается в туалетное зеркало. А ведь помимо него есть еще ящики! А уж знаменитый Берлинский секретер-кабинет настолько непредсказуем, что способен даже озадачить.
   Эти «залипательные» превращения кажутся каким-то развертыванием фрактала. И только механики, пожалуй, по достоинству могут оценить неимоверную точность изготовления всех элементов самой мебели, что требуется для безупречной работы «автоматики». Напомним: это мануфактура XVIII века, а у нас в XXI частенько ящики фабричных изделий заедают, а дверцы перекашиваются через полгода эксплуатации... Но это точно не о Рёнтгене. Поговорим об этом волшебнике.
   Дэвид Рёнтген родился в 1743 г. в общине Гернхааг (Herrnhaag, была расположена в Веттерау, районе Гессена, к северу от Франкфурта-на-Майне, Германия), в семье Абрахама и Сюзанны Рёнтген. В своем повествовании мы не можем обойти историю жизни отца, поскольку его поступки имели последствия и для сына.


Гернхааг 1750.jpg

Гернхааг, 1750 г.


Мебельщики Рёнтген из Нойвида: путь длиной в десятилетие

   Абрахам Рёнтген родился в 1711 г. в городе Мюльха́йм-на-Ре́йне, который ныне является всего лишь одним из округов Кёльна (земля Северный Рейн-Вестфалия, Германия). С детства он обучался столярному мастерству у своего отца — производителя шкафов. В 1731 г. уехал сначала в Голландию (Ден Хааг, Роттердам, Амстердам), а затем в Англию (Лондон), где продолжил постигать мастерство у именитых мастеров, например, у Уильяма Гомма, и со временем получил признание как эксперт в технике маркетри. Но в 1738 г. (или в конце 1737 г.) Абрахам внезапно присоединился к Моравской Церкви и вернулся в Германию. 

Абрахам Рентген.jpg

Абрахам Рёнтген (1711 - 1793 гг.)


Возможно, этот поступок был связан с желанием молодого человека отойти от расточительного образа жизни, а течение Моравских братьев было организовано в соответствии с учением Христа и основано на понятиях работы для общего блага, а не ради личной выгоды, взаимного уважения и любви. Кроме того, глава общины помогал поддерживать торговые, деловые и финансовые контакты между представителями разных профессий, что было необычно для того времени, но позволяло неплохо финансировать миссионерскую деятельность.
Так или иначе, но 18 апреля 1739 г. Абрахам женился на Сюзанне Мари Бауш, а затем отправился в Северную Каролину в качестве миссионера. Однако корабль атаковали пираты, Рёнтгену удалось спастись, добраться до Голландии и воссоединиться с женой, после чего молодая семья и переехала в строящуюся общину Гернхааг (Роща Господня). Здесь Абрахам Рёнтген в 1742 году открыл свою мастерскую. Но в 1750 г. последователи Моравской церкви начали уезжать из общины, в основном, из-за требований владельца земель отречься от своих верований и присягнуть на верность правителю. 


Комод для Вальдердорфа.jpg

Комод, изготовлен для князя Иоганна Филиппа Вальдердорфа. Абрахам Рёнтген, 1755. 

Мебель Рёнтгена к тому времени уже была известна и популярна, да и остальные члены общины прослыли «крепкими хозяйственниками», видимо поэтому граф Нойвид, заинтересованный в развитии местной экономики, предложил Моравским братьям поселиться в его владениях. Он даровал им свободу вероисповедания, частично освободил от местных налогов и позволил набирать в мастерские больше работников, чем допускалось правилами гильдии.
   Так семья Абрахама Рёнтгена переехала в Нойвид. Именно с этим городом впоследствии ассоциировалась мебель, созданная Дэвидом Рёнтгеном. Здесь фирма некоторое время процветала. «Мебель из Нойвида» стала фактически брендом, иметь ее означало подтвердить свой статус. 



Угловой комод. Фанерованный красным, сливовым и ореховым деревом дуб; мрамор, золоченая бронза, кожа. 

Абрахам Рёнтген, около 1757 г. Баварский Национальный музей, Мюнхен.


  

Интересен тот факт, что приобретали работы Рёнтгена даже самые рьяные католики, высшая знать Священной Римской империи, хотя, как правило, эта прослойка социума традиционно нанимала лишь единоверцев. Тем более что о последователях Моравского течения ходило множество скверных слухов, касающихся особенностей их сексуальной жизни, что изначально, возможно, явилось причиной конфликтов между ними и традиционной церковью. Хотя, вероятно, это было клеветой, иначе вряд ли работы Рёнтгена стояли бы в домах фон Вальдердорфа, который с 1756 по 1768 г. был архиепископом и курфюрстом Трира и с 1763 г. — принцем-епископом Вормским. 


   Во времена хаоса Семилетней войны (1756-1763 гг.) аристократия все равно покупала роскошные работы Рёнтгена, но семья работала фактически в убыток. Исправить положение смог Дэвид.


Дэвид Рёнтген — маркетолог

 

  Вне всякого сомнения, Дэвид Рёнтген работал в мастерской с малых лет, как тогда принято было в семьях ремесленников. По крайней мере уже в 1761 г. он упомянут в местных документах как подмастерье. Однако «по правилам этикета» оставался в тени отца (т.е. создателем мебели считался именно Абрахам, хотя как там было на самом деле, неизвестно), вероятно, вплоть до его отхода от дел в 1772 г. Однако вернемся к трудным временам.
   Община часто упрекала краснодеревщиков в излишней роскоши их работ. И эти противоречия в итоге привели Дэвида к личной трагедии. В 1965 г. отец и сын поехали в Лондон, обдумывая возможность переноса производства в политически более стабильную Англию. Здесь они предсказуемо почерпнули новые идеи для своих работ. И эти идеи требовали серьезного финансового вливания. Община была настолько шокирована запросами Дэвида, что в 1767 г. исключила его из своих рядов (или, возможно, из списка лиц, имеющих право принимать решения). Для религиозного молодого человека это был удар.
   Надо ли говорить, что денег он не получил? И потому снова вынужден был поступиться принципами своей веры. Дело в том, что к тому времени некоторые мебельщики продавали свои работы посредством лотереи. И это был хороший ход: разорившиеся или почти разорившиеся аристократы, на которых по большей части и рассчитана изысканная дорогая мебель, не могли себе позволить купить ее за полную стоимость. Но вполне могли рискнуть «несколькими золотыми» в надежде на выигрыш. Платежеспособным клиентам такая лотерея тоже была интересна.
   Но лотерея — азартная игра, табу для религиозных людей, но она была весьма популярна у аристократов и тянущегося к нему мещанства. И Дэвид Рёнтген рискнул, да и выхода, по правде говоря, у него не было: на складе мануфактуры скопилось множество невостребованных изделий, которые попросту могли вскоре выйти из моды. Сделав ставку на узнаваемость к тому времени «luxury бренда Neuwieder Arbeit» и желание клиентов практически даром обзавестись не просто модной (à la mode) но модной Рёнтгеновской (à la mode Roentgen) мебелью, Дэвид взялся за дело и первым делом организовал настоящий демо-тур по крупным городам Германии, где достаточно агрессивно (напористо) рекламировал свои изделия. Он сумел продать все 715 выпущенных лотерейных билетов, каждый из них стоил порядка 18 гульденов — примерно столько получал подмастерье за полтора месяца работы. Розыгрыш состоялся в Гамбурге в 1769 году.
   Среди работ Рёнтгенов, проданных в ходе лотереи, упоминается шкаф со скрытым клавикордом. Возможно, инструмент был похож на тот, который изображен на фото ниже. Почему мы так думаем? Место происхождения — Нойвид, время — 18 в.


стол со скрытым клавикордом.jpg

Клавикорд Черное дерево, кость, грецкий орех, краска, металл. Кристиан Кинзинг, 1763.


 

  Финансовое положение мануфактуры удалось поправить, и вплоть до самого отхода Дэвида от дел в 1800-1801 гг. мастерская больше никогда не испытывала проблем с деньгами.
   В 1770 г. Дэвид Рёнтген поехал в Пруссию. Официальная версия визита — презентация одного из столиков Фридриху II. Полуофициальная — рассмотрение варианта переноса производства в Пруссию. Но при этом мастер выставил монарху изначально невыполнимые условия, поэтому, скорее, это тоже был предлог. Всегда и везде мастеровые и фабриканты стремились обзавестись покровительством в верхах, и, вероятно, Дэвид Рёнтген таким образом реализовывал свои намерения в этом направлении. У него получилось: Фридрих купил-таки столик, и его двор в течение последующих десятилетий оставался значимым клиентом мануфактуры. Как и дворы германских князей. В 1772 году Дэвид Рёнтген становится владельцем мастерской отца.

Мария Антония.jpg

Бюро. Сделано для принцессы Баварской Марии Антонии. Абрахам и Дэвид Рёнтгены, 1770-74 гг. 


Не мастер, а мастерская

  

Конечно, не совсем справедливо говорить в ключе «мебель Дэвида Рёнтгена», да мастера проектировали мебель и принимали участие в ее изготовлении. Но на мануфактуре работали 40 (некоторые источники указывают цифру 200) человек, каждый из которых вносил свой вклад. Рёнтгены нанимали лучших представителей своего ремесла или талантливых учеников по всей Европе. И среди них — талантливейший механик Иоганн Кристиан Краузе. В 1772 г. Дэвид Рёнтген находит и привлекает к своей работе важного партнера, часовщика Питера Кинзинга.
   Без этих двоих вряд ли бы династия Рёнтгенов снискала такую известность, ведь, говоря откровенно, прекрасных мебельщиков в те времена было немало. Но у работ Рёнтгена было три изюминки: изумительная по исполнению маркетри, «тайна» и удивительные, очень надежные механизмы. А еще династия передала миру две находки, которыми сегодня активно пользуются изготовители мебели. Во-первых, для облегчения транспортировки и снижения рисков повреждений мастера стали предусматривать частичную разборку мебели на части. Во-вторых, они стали использовать модули (стандартные элементы) для изготовления изделий, предназначавшихся разным покупателям. Разумеется, отделка каждого предмета была эксклюзивной.
   Сложное использование команды специалистов, каждому из которых была отведена четкая роль, по мнению экспертов, в доиндустриальной среде предвосхитило производственные практики индустриальной даже постиндустриальной эпохи. Сейчас мы немного забежим вперед в датах, но в контексте сказанного это сделать просто необходимо.

пиьменный стол 3.jpg


пиьменный стол 3 2.jpg

Письменный стол с изогнутой крышкой. Дуб, грецкий орех, сосна, вишня, тюльпанное и красное дерево (более поздние ящики), шпон граба и клена, падуб; позолоченная бронза, латунь, сталь; мрамор; тисненая и золоченая кожа. Дэвид Рёнтген, 1780.


   Этот стол был поврежден, затем капитально отремонтирован. Передние ножки изначально были изготовлены как отделяемые, но во время ремонта заменены на «стационарные». «Неродными» здесь являются и оба нижних ящика. Вероятнее всего, стол был когда-то взломан. Замки действительно очень сложны, по всей видимости, вскрыть их не получилось, и вандал «открыл» стол самым варварским образом, нанеся непоправимый ущерб и лицевым поверхностям, и внутренним механизмам. К сожалению, позднее реставратору не удалось воспроизвести работу Рёнтгенов. 


И Германии мало

   Энергичный маэстро в августе 1774 года отправляется в Париж. Вероятно, по дороге в столицу Франции он останавливался в Брюсселе, где познакомился с герцогом Лотарингским Карлом Александром, дядей королевы Марии-Антуанетты, жены Людовика XVI. Было совсем нелишним заручиться поддержкой родственника королевской четы, к тому же платежеспособного: в середине 70-х он покупал у Дэвида Рёнтгена целые гарнитуры для своего брюссельского дворца и две поистине уникальные стеновые панели в технике маркетри.



Секретер. Дуб, клен, древесина плодовых деревьев, фанерованные орехом и розовым деревом, кожа, золоченая бронза (возможно, перезолоченная). Абрахам и Дэвид Рёнтген, 1763-1768 гг. Эрмитаж, Санкт-Петербург.


   В Париже «мир Дэвида Рёнтгена рухнул» — он осознал, что работы мастерской, хотя и охотно покупаются в Германии, по факту «отстали от жизни». Рококо вышел из моды, как и яркая «деревянная роспись», которую ранее так активно практиковали Рёнтгены.

туалетный столик.jpg


Туалетный столик. Подарок Курфюрста Саксонии Фридриха Августа III жене Марии Амалии Августе фон Платц-Цвейбрюкен. Орех, дуб, вишня, груша, фанерованные палисандром, дальбергией, кленом, самшитом и ясенем; перламутр и эбеновое дерево, зеркальное стекло, золоченая бронза. Абрахам и Давид Рёнтгены, 1769 г. Музей прикладного искусства, Франкфурт. 

   

   Вероятно, это была неплохая встряска, но для переосмысления и поиска своего стиля все равно нужно было время. К чести Дэвида нужно отметить, что сориентировался он очень быстро. В начале статьи мы упомянули о Берлинском кабинете.

Берлинский секретер кабинет.jpg


Берлинский кабинет. Дуб, сосна, грецкий орех, вишня, красное и тюльпанное дерево, шпон из граба и клена, падуб, золоченая бронза, сталь, перламутр, слоновая кость, тисненая позолоченная кожа, маркетри из клена. Дэвид Рёнтген, 1779. Государственный музей прикладного искусства в Берлине.


  

Это последний и самый сложный из трех схожих в идее изделий. В 1779 г. его приобрел за баснословную цену будущий король Фридрих Вильгельм III. Ну, как приобрел… оплатил частично, на долгие годы оставшись в должниках у мастера. В других источниках указывают, что кабинет приобрел предшественник — Фридрих Вильгельм II.
   А первый купил упомянутый Карл Александр герцог Лотарингский в 1776 г. Как видите, уже через два года после поездки в Париж Рёнтген сумел представить взыскательному аристократу превосходный образец мебельного искусства. Для него же мастерская изготовила две парадные стеновые панели, за которые герцог отдал 1000 луидоров.
   В 1778 г. Дэвид продал второй экземпляр самому Людовику XVI за 3000 или 35000 ливров. Эксперты говорят, это был самый дорогостоящий отдельный предмет мебели, когда-либо оплаченный королями. Существует предположение, что на покупку короля уговорила Мария-Антуанетта. При этом среднюю часть надстройки кабинета заменили на панель с маркетри и миниатюрой — портретом самой королевы. Эксперты по достоинству оценивают этот тонкий ход, указывая, что помощь покупателю в создании идентификации себя с конкретным изделием еще раз указывает на маркетинговый талант Дэвида Рёнтгена. Персонификация продукта как она есть! Людовик также купил и комод (на фото ниже), и все его окружение «бросилось в объятия Дэвида», стремясь быть на пике моды.


комод купленный Люовиком.jpg

комод купленный Людовиком2.jpg


Комод (вероятно, купленный Людовиком). Дуб, сосна, грецкий орех, красное дерево и вишня, шпонированные граб (частично окрашен), тюльпановое дерево, грецкий орех, остролист и клен (оба частично окрашены), самшит, красное дерево и другие породы; красный мрамор; позолоченная бронза; железо, сталь и латунь.


   В итоге Дэвид Рёнтген открыл в Париже магазин À la Ville de Neuwied. Однако производственная площадка так и оставалась в Нойвиде. Особой популярностью, кстати, стали столы с гнутыми крышками и овальные, по сути, они стали «фирменным блюдом» Рёнтгенов. В 1780 г. Дэвида приняли в парижскую гильдию мебельщиков.
   Одним из самых удивительных предметов интерьера, представленных Дэвидом Рёнтгеном, считают механическую игрушку, преподнесенную им все той же Марии-Антуанетте в 1784 или 1785 г. Она обошлась двору в 500 луидоров.


   Фигурка имела внешность королевы, что, вероятно, не очень той понравилось. По крайней мере, спустя какое-то время Мария-Антуанетта передала игрушку в Академию Наук, что и спасло это изумительное произведение искусства от гнева народа в июле 1793 г.

Совсем другой Дэвид Рёнтген. И все те же амбиции

   Достаточно одного взгляда, чтобы понять: после 1770-х стиль Дэвида Рёнтгена очень изменился. Начинал он свою сольную деятельность, продолжая традиции отца (рококо с его изгибами, текучестью, маркетри везде, где только можно). Так, в течение всего десятилетия узор из цветочных букетов, перевязанных лентой с подвешенным ножом для обрезки, был «штампом» Нойвида и использовался для декорирования почти всех изделий, изготовленных в мастерской.

овальный стол.jpg

Овальный стол. Дуб, грецкий орех, сосна, вишня и клен, шпонированный кленом, граб, падуб (все частично окрашенные), красное и тюльпановое дерево, другие породы; позолоченная бронза, железо, латунь, сталь; частично тисненая и позолоченная кожа. Дэвид Рёнтген, 1774-1780 гг.


   Однако уже здесь ножки в срезе не круглые, а квадратные, что явно говорит об отходе мастера от рококко, база креплений ножек тоже намекает на классический стиль. Изначально ножки были съемными, на нижней стороне столешницы есть специальные крепления для них. Т.е. в разобранном виде столик был компактным и удобным для перевозки. В этом экземпляре, конечно, имеются выдвижные ящики. Как, впрочем, и в следующем экспонате.


бюро с часами3.png


бюро с часами 1.png


бюро с часами 2.jpg

Бюро с часами. Кленовый брус, дуб, сосна, окрашенные в коричневый цвет; маркетри из палисандра и других пород; бронза, позолота. Дэвид Рёнтген, Томас Кинцинг, 1775-76 гг.


   И все же, эксперты говорят, что отказ от маркетри, в котором он был непревзойденным мастером, дался Рёнтгену нелегко.


бюро 6 ног 1.jpg


бюро 6 ног 2.jpg


бюро 6 ног 3.jpg

Бюро с гнутой крышкой и 6 ножками. Дуб, вишня, сосна, красное дерево, шпонированные кленом, капой древесины, остролистом, грабом (все частично окрашены), тюльпанным, красным деревом и другими породами; перламутр; частично позолоченные и тисненой кожи; позолоченная бронза, железо, сталь, латунь, частично золото лакированная латунь. Дэвид Рёнтген, 1776-79 гг.


   Например, об этом бюро исследователь Вольфрам Keппe писал, что в последней четверти XVIII века парижские краснодеревщики в значительной степени отказались маркетри в стиле рококо, шинуазри в пользу простого шпона с красивым зерном. Хотя внешние фасады были выполнены в цветастом маркетри, но его внутренности (интерьер) полностью оформлены в сдержанном французском неоклассическом стиле, поэтому бюро следует отнести к переходному периоду в мастерской Нойвида. Это несоответствие, по мнению Кеппе, может указывать на то, что Рёнтген проводил «маркетинговое исследование» мнения своих клиентов о новом стиле. Из-за того, что мастерская Рёнтгена славилась своей китайской маркетри, Дэвид отказался от него с большим колебанием. Это не самая сложная работа Дэвида, но мастер остался ей доволен: в принципе, он редко «визировал» свои вещи, но на этом бюро его вензель присутствует. 

 

вензель.jpg


   Позже мы видим совсем другую мебель, в которой внимание переключается на красоту самой древесины. Например, бюро (секретер) с гнутой крышкой.


бюро с гнутой крышкой 3.jpg


бюро с гнутой крышкой 4.jpg


бюро с гнутой крышкой 5.jpg

бюро с гнутой крышкой2.jpg

Бюро (секретер) с гнутой крышкой. Красное дерево, золоченая бронза. Дэвид Рёнтген, 1781 г. Версаль.


   Или механический стол (фото ниже), который некоторые почему-то называют «стол архитектора», хотя Рёнтген указывал, что этот «стол для письма сидя и стоя» идеально подходит для делового человека, «который должен писать многим людям, часто и подробно».

Стол 4.jpg


стол 4 1.jpg


 

  Здесь Дэвид Рёнтген полагается не на цветастый маркетри, а на великолепное в своей сдержанной элегантности полированное красное дерево. Этот выбор типичен для мастера в период его увлечения неоклассицизмом. Таких столов было сделано более четырех десятков, отличались они выбором материала и декоративными элементами. Известно, что как минимум девять изделий было продано Екатерине Великой, причем были и более миниатюрные версии (один «детский архитектурный стол» хранится в Эрмитаже) — для внуков Императрицы. «Взрослый» здесь тоже представлен, причем этот экземпляр выполнен из массива красного дерева — материала потрясающе стабильного, стойкого к короблению. Специалисты говорят, что лишь восстанавливают покрытие.
   И это было не первая удачная сделка Рёнтгена с царицей. Впервые Дэвид приехал в Россию в 1784 г. (предположительно, по совету дипломата Ф. М. Гримма) и привез для Екатерины так называемое «бюро с Аполлоном». Распространена легенда, что сделал он его, основываясь исключительно на догадках о вкусах монаршей особы. Но, учитывая его маркетинговые способности, мы позволим себе в этом усомниться. Всей Европе, по крайней мере ее аристократической прослойке, были хорошо известны устремления и предпочтения российской императрицы. К тому же в бюро существовала как минимум одна деталь, которая явно указывает, что работе предшествовало скрупулезное изучение потенциальной покупательницы.


2 бюро с аполлоном.jpg

Бюро с Аполлоном. Дэвид Рёнтген, 1784-85 г. Эрмитаж

   Навершие этого бюро выполнено в виде стилизованной горы Парнас, на которой покоится статуя Аполлона. По бокам откидной крышки расположились сфинксы — символ женской мудрости. Столешницу подпирают колонны с канелюрами… Внутри — сложный музыкальный механизм с цимбалами и механическим органом, «запрограммированный» на проигрывание шести мелодий. Кстати, включая произведение Глюка. Разумеется, потайные ящички, ниши, откидывающаяся столешница для работы стоя… Все нейтрально, если бы не одно «НО!».


бюро с аполлоном 1.png

   Если откинуть крышку, то открывается «зала» с визуально трехмерным паркетом, дверьми и боковыми лестницами. Это тоже традиция Рёнтгенов — такие «3D» изображения, мини-интерьеры прослеживаются практически во всех их крупных работах типа кабинетов. Так что сложно назвать решение полностью эксклюзивным.


бюро с аполлоном 2.jpg


  

А вот перед дверьми лежит собачка. Не просто собачка, а любимица Екатерины II малая итальянская борзая (она же левретка) по кличке Зимира. Этот момент невозможно было угадать, о том, что у царицы есть любимая собака именно этой породы, нужно было знать наверняка.
   Дверь нужно толкнуть внутрь, нажать определенную кнопку, и тогда снизу «вырастет» потайной блок с ящичками. После того, как его спрячешь, дверь нужно вернуть назад, просто потащив за эту ручку-собаку. В общем, Рёнтген сыграл на слабостях Екатерины, сыграл наверняка и выиграл.
   За свое бюро он запросил просто бесстыдно высокую сумму — порядка 20 000 рублей, что сравнимо со стоимостью большого поместья с холопами. И Екатерина II заплатила. Да еще добавила сверху 5000 рублей и золотую табакерку. Просто начинаешь сомневаться, в том, что она — немка. Разумеется, слухи быстро дошли до европейских ремесленников, которые практически толпой кинулись в Россию предлагать простодушным московитам свои работы.

письменный стол эрмитаж.jpg

Бюро. Полированное красное дерево, бронза. Дэвид Рёнтген, 1786-87 гг.


 

  Этот многоуровневый рабочий стол (bureau à gradin) просто великолепен. Все так же прослеживается «проекция» дворцовых экстерьеров: лестницы, роскошные балюстрады, великолепные колонны. Несмотря на обилие декора, стол выглядит очень изысканным.
   Только одна сделка Рёнтгена с российским двором включала 139 предметов. И была она не единственной. Так, в 1786 г. сумма поставок составила более 72 700 рублей (150 предметов)! Дэвид Рёнтген приезжал в Россию четырежды «с государственным визитом», т.е. с мебелью для царского двора — в 1785/1786/1787 и 1789 гг. И еще однажды с «частным визитом» в 1790 г. С этим последним караваном в Санкт-Петербург прибыл тот самый Гамбс, обучавшийся в мастерской Рёнтгена во второй половине 1780-х.


бюро с богами.jpg

Бюро. Фанеровка амбоином (кап), золоченая бронза. Дэвид Рёнтген, примерно 1786 г. Эрмитаж


   Бюро венчает многозначительная скульптурная композиция: на высокой колонне стоит Справедливость, снизу Афина подвешивает кольцо (увы, осталась одна оправа, ранее это был медальон с профилем царицы). Слева Хронос пишет имя императрицы на латыни, а стоящая позади него История запечатлевает деяния Екатерины Великой. После нажатия на рычаг под столешницей «дворцовая» группа эффектно поднимается.


бюро с богами 2.png


   Это бюро обошлось двору в 19600 рублей, и на этом фоне очень забавно смотрится сделанная на нижней ступени пьедестала надпись на латыни: ПРИНЕСЕНО В ДАР И ПОСВЯЩАЕТСЯ ГЕРМАНСКОЙ МУЗЕ В ГОД 1786 ИЗОБРЕТАТЕЛЕМ РЁНТГЕНОМ ИЗ НОЙВИДА.
   Не стоит думать, что дела в Западной Европе у Рёнтгена шли в это время плохо: они шли замечательно. Доход его мастерской был сравним с прибылью всем известной Мейсенской фарфоровой фабрики.


кабинет с медальоном.JPG

Кабинет с медальоном. Девид Рёнтген, приблизительно 1780-90 гг.


  

Этот кабинет, выполненный в «жестких» (конечно, в сравнении с рококо) формах неоклассицизма — прекрасный образец противопоставления красного дерева бронзовым аппликациям.
   Мастер пользовался благосклонностью монархов настолько, что в 1791 г. был назначен агентом Пруссии в Нижнем Рейне.

назначение Дэвида прусским агентом.jpg

Назначение Давида Рёнтгена прусским агентом в Нижнем Рейне, 24 ноября 1791 г.

   Так было до июля 1793 года, когда грянула Французская Революция. Павильон Рёнтгена был разграблен. Дэвид успел вернуться в Германию, в этом же году умер его отец. В 1795 г. республиканцы разгромили и мастерскую в Нойвиде, но, опять, Дэвид Рёнтген сумел спастись. И все удача от него отвернулась — восстановить бизнес не удалось. Постепенно мастер свернул дела и окончательно закрыл дело в 1801-1803 гг., продолжая работать на свою общину. Умер Дэвид Рёнтген в дипломатической миссии в Висбадене состоятельным человеком в 1807 г. Его мастерство наследовали ученики. Гамбс, о котором мы уже говорили, David Hacker и Christian Härder.

















Назад к списку

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений